Евросоюз решил отложить санкции против Белоруссии

fa37e3f7

белоруссия,флаг

Решение об ограничительных мерах в отношении официального Минска будет приниматься в октябре с учетом последнего дипломатического конфликта между Белоруссией и Швецией. Об этом заявил председатель Комитета по политике и безопасности Совета ЕС Олоф Скоог. Он также сообщил, что комитет «серьезно озабочен» дипломатическим конфликтом Минска и Стокгольма, и признал, что касается он не только двусторонних отношений Белоруссии и Швеции.

Данное обстоятельство послужило основанием для решения комитета вызвать всех белорусских дипломатов, работающих в Европе, «на ковер» и передать им «очень ясное сообщение с выражением полной солидарности со Швецией». Напомним, что накануне дипломатические источники в Брюсселе прогнозировали более жесткую реакцию на высылку из Минска посла Швеции Стефана Эрикссона вплоть до отзыва всех европейских послов, работающих в Белоруссии.

К слову, белорусские эксперты не были так уж уверены в реализации столь жесткого сценария. Как уже отмечала , наиболее очевидная и почти техническая причина — отсутствие в Минске большинства европейских дипломатов: часть из них в отпуске, часть закончила свою дипломатическую миссию, а это значит, что эффектного демарша все равно не получится. «Красиво уезжать из столицы последней диктатуры некому, и вообще, если послы начнут ездить туда-сюда, это выглядит смешно», — полагает политический обозреватель Александр Класковский.

Мягкая реакция Брюсселя продолжила в экспертной среде дискуссию на эту тему. При этом эксперты не ограничились констатацией чисто технических и очевидных причин. По мнению политолога Андрея Федорова, Брюссель не может отрицать то, что шведские летчики, нарушив воздушное пространство Белоруссии, все-таки преступили закон. К тому же Швеция сама прореагировала на высылку посла довольно жестко — высланы два сотрудника посольства, не принят новый посол. «Это не совсем черно-белый формат», — резюмирует эксперт.

Свою роль сыграло и то, что в Белоруссии — избирательная кампания. Во-первых, не хотелось бы оставлять страну на это время без европейского присмотра. Кстати, некоторые местные наблюдатели не исключают, что активные «военные» действия на дипломатическом фронте Александр Лукашенко затеял в расчете именно на то, чтобы нейтрализовать зоркое око европейской дипломатии. Во-вторых, анализ хода избирательной кампании практически не дает никаких оснований рассчитывать на ее честность и справедливость, а это значит, что после выборов ЕС все равно должен будет решать, как воздействовать на Лукашенко. Решение по нынешнему конфликту отложено на осень, чтобы «два раза не вставать», говорит по этому поводу аналитик Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов.

Кстати, белорусский оппозиционный политик Винцук Вечерко полагает, что Европа не так уж и безразлично отнеслась к произошедшему. «Сам факт, что они собрались через два дня — это уже важный результат», — говорит он, напоминая о забюрократизированности европейской машины принятия решений, да еще в сезон отпусков.

Есть и более глобальные причины мягкой реакции Брюсселя, полагают в Минске. По мнению ряда экспертов, Европа просто не знает, что делать с Лукашенко. Все политические меры воздействия оказываются неэффективными, а экономические — нежелательны и самой, охваченной кризисом Европе. К тому же не стоит забывать, что на нынешнем этапе силу и уверенность Александру Лукашенко придает энергетическая поддержка России. «Европейским политикам не хочется еще ближе подталкивать Минск к Москве», — комментируют ситуацию местные эксперты.

Развивая тему «Белоруссия тоже немножко права, ведь нарушено ее воздушное пространство», минские эксперты тем не менее обращают внимание на неуклюжесть действий официального Минска в отстаивании своей правоты. «Из этой неприятной истории со шведским самолетом власти Белоруссии могли бы выйти более-менее пристойно как с международной, так и с пропагандистской точки зрения», — считает политолог Валерий Карбалевич. Он полагает, что Минск получил бы даже политические дивиденды, если бы изначально поставил расследование на правовую почву. «Если бы правоохранительные органы Белоруссии сразу обратились к правоохранительным органам Швеции с просьбой экстрадировать подозреваемых в преступлении шведских граждан в Минск или хотя бы привлечь их к ответственности на родине, то поставили бы шведские власти в сложное положение, — рассуждает эксперт. — С одной стороны, организаторы полета совершали высокородный поступок — боролись с последней диктатурой Европы, с другой — нарушили не только белорусский, но и литовский, и шведский законы».

Минск проучил бы нарушителей, если бы власти Швеции выдали их, и имел бы гораздо больше оснований для обвинений Стокгольма в двойных стандартах, если бы отказались. Теперь же, после длительного непризнания факта пересечения белорусской границы, обвинения Швеции во всех грехах (в том числе многолетней подрывной деятельности) выглядят нелепо, а обращения о помощи в расследовании к правоохранительным органам Литвы и Швеции едва ли могут быть услышаны. Напомним, что такое обращение было отправлено на минувшей неделе, а самих нарушителей границы белорусский КГБ вызвал повесткой по электронной почте. В качестве заложника в минской тюрьме сидит журналист Антон Суряпин, первым опубликовавший снимки «плюшевого десанта», а риелтор Сергей Башамиров, сдававший квартиру шведам, находится под следствием. Обоих обвиняют в пособничестве нарушению границы.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *