Баттон: Важно, чтобы команда стала для меня семьей

fa37e3f7

Баттон

Хотя этот сезон складывается для него не столь успешно, как два предыдущих, создается ощущение, что это совершенно не повлияло на его отношение к команде…

Вопрос: Поговорим о том, как складывался для вас сезон. Вы выиграли первую гонку, но затем результаты резко ухудшились. Как вы можете это объяснить?
Дженсон Баттон: Как известно, первые Гран При прошли успешно, но затем у нас возникло много проблем: команда хотела протестировать кое-какие новинки, но ей не удавалось найти правильные настройки. В результате через несколько гонок мы решили вернуться к базовым настройкам.

Мы надеялись, что решим проблемы с прогревом резины, но не смогли найти к ней подход – шины быстро теряли эффективность. Мы многое пробовали, по крайней мере, на моей машине. Все это стоило мне большого количества очков, и, в конце концов, нам пришлось признать неудачу.

Вопрос: Можно ли перенести на кого-то ответственность за это?
Дженсон Баттон: В некотором смысле в этом есть и моя вина – я слишком долго отказывался вернуться к базовым настройкам. Напротив, я хотел продолжать работать в том же направлении. Мы были довольны работой машины в Валенсии, хотя результаты не оправдали наших ожиданий. То же самое можно сказать о Сильверстоуне. Тем не менее, мне удалось восстановить прежнюю уверенность в себе, в машине и в то, что мы можем успешно провести уик-энд. Проблема в том, что нам с Льюисом не хватало скорости. В Хоккенхайме ситуация не изменилась, хотя нам удалось сделать большой шаг вперед по сравнению с Сильверстоуном и вновь бороться за лидерство.

Вопрос: Машина McLaren очень чувствительна к особенностям трассы, или неудачи связаны с чем-то другим?
Дженсон Баттон: Это связано с температурой трассы. Приехав в Венгрию, мы опасались, что +45° – это слишком много. Машина была эффективной при +35°, а +25° – для нас слишком холодно. Это очень тонкая грань, но все находятся в одинаковой ситуации.

Тем не менее, нам удалось добиться прогресса: мы стали лучше стартовать, быстрее проводить пит-стопы и эффективнее работать с резиной.

Вопрос: Вам 32 года, о вас столько говорят на рынке пилотов. Совсем недавно вы намекнули, что не собираетесь задерживаться в Формуле 1, поскольку вам многое не нравится.
Дженсон Баттон: Да, я многим недоволен. Чем именно? Секрет (смеется). В то же время мне многое нравится, в частности, выступать за McLaren и бороться на трассе. В команде я чувствую себя как дома. Мы вместе допускали ошибки, но нам удавалось одерживать великолепные победы, а это здорово. Мы доверяем друг другу, а мне очень важно, чтобы команда стала для меня семьей.

Вопрос: Вы принадлежите к тем гонщикам, которые уходят, а потом возвращаются? Например, Кими Райкконен или Михаэль Шумахер…
Дженсон Баттон: Мой менеджер постоянно говорит: после завершения гоночной карьеры у меня еще целая жизнь, и я смогу многое сделать. Тем не менее, надо быть осторожным: как только вы решите завершить карьеру, скорее всего, обратного путиу не будет.

Я не хочу слишком рано уходить из спорта: я наслаждаюсь гонками и успехами команды, в частности, нашим рекордным пит-стопом (2,31 в Гран При Германии). Перерыв – опасная вещь. Если решусь пропустить сезон, я весь год буду надеяться, что смогу вернуться в Формулу 1. После возвращения вы испытываете большую нагрузку, а пропущенный сезон может стать серьезной потерей.

Вопрос: Кажется, возвращение Кими получилось более удачным, чем Михаэля…
Дженсон Баттон: Райкконен гораздо моложе Шумахера. На самом деле Кими не прекращал гоняться – он выступал в других гоночных сериях.

Вопрос: Допускаете ли вы возможность представлять Великобританию, выступая в триатлоне после завершения карьеры в Формуле 1?
Дженсон Баттон: Не слишком приятно это говорить, но мне уже 32 года, так что я слишком стар для этого. И всё же я мечтаю однажды принять участие в международном чемпионате Ironman, включающем плавание, бег и гонку на велосипеде. В нем участвуют только непрофессионалы. Триатлон – это мое хобби, но он помогает мне готовиться к гонкам и делает меня сильнее с психологической точки зрения.

Вопрос: Что было правдой в слухах о ваших контактах с Ferrari?
Дженсон Баттон: Мы постоянно контактируем с Ferrari. При встрече с руководителем итальянской команды Стефано Доменикали я всегда говорю: «Добрый день, как дела?». Он знает мою ситуацию – у меня есть контракт на следующий сезон. По-моему, для продолжения всех этих спекуляций не осталось поводов.

Вопрос: Всё же, вам льстит тот факт, что вас связывают с Ferrari?
Дженсон Баттон: Кто сказал вам, что меня связывают с Ferrari? (улыбается) Мне кажется, McLaren многого достигла, и о Ferrari можно сказать то же самое. Все итальянцы увлечены спортом, особенно автоспортом, но я считаю, что в McLaren я на своем месте. Однако я готов повторить: «никогда не говори никогда».

Вопрос: Считаете ли вы, что несколько лет назад у Фернандо Алонсо возникло столько проблем в McLaren, что он больше не захочет ни с кем делить команду?
Дженсон Баттон: Если у него есть возможность не делить команду с напарником, он так и поступит, хотя я не считаю это правильной позицией. Фернандо – очень умный гонщик. Возможно, при других обстоятельствах я бы с удовольствием с ним поработал. Знаю, что это трудно, но всегда интересно иметь очень умного и сложного напарника.

Я восхищаюсь Алонсо не меньше, чем Аленом Простом. Он создал отличную атмосферу в Ferrari. Сочувствую Фелипе Массе, но мне кажется, что вся команда работает на Фернандо. Если бы испанец не был столь талантлив, он не смог бы добиться столь высоких результатов и всех привлечь на свою сторону. Но он отличный парень, великий гонщик.

Вопрос: Считаете ли вы, что он сможет выиграть титул в Ferrari?
Дженсон Баттон: Если бы спросили меня об этом перед первой гонкой, я бы ответил «нет». Однако команда великолепно выполнила свою работу, постоянно совершенствовала машину и не допускала ошибок, а Фернандо зарабатывал очки во всех, даже самых неудачных, гонках, хотя соперники тоже не стояли на месте. Это не значит, что теперь им будет легко добиться успеха: сейчас в чемпионате очень жесткая конкуренция.

Я не знаю, смогу ли навязать Фернандо борьбу в личном зачете – сейчас я слишком много ему уступаю. Однако никогда не говори никогда. Судя по тому, как складывается борьба в чемпионате, он может потерять десять или пятнадцать очков в следующих гонках.

Вопрос: В Германии вы преследовали Алонсо на протяжении нескольких кругов. Какое впечатление у вас сложилось о нем и о Ferrari?
Дженсон Баттон: Мне показалось, что у них отличная и стабильная машина. Однако мне сложно о ней судить – в Хоккенхайме ему удалось хорошо работать с резиной.

В начале гонки он был очень быстр в первом повороте, приблизиться к нему было невозможно. Во втором и третьем повороте он использовал весь заряд KERS, поэтому мне тоже не удалось его опередить.

Вопрос: В этом году вы снова живете в Монако. Ваша подруга наполовину аргентинка, наполовину японка. Вам нравится ваш стиль жизни?
Дженсон Баттон: Да. Кроме того, мне нравится, что в Европе всё расположено очень близко друг к другу: я могу на велосипеде доехать до Италии, и дело не только в том, что в Италии чашечка эспрессо стоит один евро, а во Франции – пять.

Возможно, я бы не поехал в дальние страны, но оказался там в качестве пилота Формулы 1, например, Бахрейн, Абу-Даби, Сингапур, Австралия… Нет, возможно, я бы съездил в Австралию и по своим делам. Больше всего люблю находить отличия между странами – в архитектуру, в размерах территории. На самом деле, дорога в Европе занимает не так много времени.

Вопрос: Почему вы не поселились на острове Гернси, он вам так нравился…
Дженсон Баттон: Мне очень близка идея завести дом с садом – в душе я деревенский парень, выросший в Сомерсете. Гернси – отличное место, но там плохой климат.

Сейчас я живу в квартире но, по крайней мере, каждый день выхожу на улицу. Я из тех, кто любит обедать с друзьями на каком-нибудь пляже, или совершать восхождения на гору, т.е. заниматься тем, что приносит удовольствие или позволяет хорошо потренироваться перед гонками. Не случайно я в хорошей форме!

Вопрос: Считаете ли вы, что McLaren сохранит состав пилотов в следующем году?
Дженсон Баттон: Да. Когда вы оказываетесь в такой команде, как McLaren, вам больше не хочется ничего менять. Льюис дебютировал в McLaren и с первого сезона получил машину, которая могла регулярно бороться за победу в гонках, если не за титул, а моя карьера складывалась по-другому: я через многое прошел, и не везде смог добиться успеха.

Не знаю, какая команда могла бы заменить Льюису McLaren. Возможно, это была бы Ferrari, или Mercedes, если Михаэль Шумахер решит уйти в отставку. Это удачные варианты. По крайней мере, обе команды способны бороться за победу.
 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *